DJ Romeo
DJ Romeo

DJ Нил
DJ Нил

«Пир во славу аппетита»

Из истории этикета. Пир во славу аппетита Четырнадцать лет тому назад я мимоходом посетил пастора Бренье, очень образованного человека, аппетит которого славился в епархии. Хотя едва был полдень, я уже застал его за столом; суп и говядина были съедены, и после этих необходимых блюд были поданы баранина под соусом, прекрасный каплун и салат. Увидев меня, он хотел приказать подать и мне прибор, но я отказался и хорошо сделал, ибо он и без моей помощи легко управился со всем этим: от баранины и каплуна остались только кости, от салата же – ничего. Потом подали довольно большой белый сыр, в котором он сделал брешь в форме узкого клина (углом в 19°). Затем он запил все это бутылкой вина и графином воды и только тогда опочил от трудов. Что мне доставило особенное удовольствие – это то, что почтенный пастырь в течение всей этой работы, казалось, нисколько не был ею заинтересован. Огромные куски, которые он посылал в свой широкий рот, не мешали ему ни говорить, ни смеяться; он убрал все это так легко, как будто обглодал две косточки. Второй случай напоминает мне храброго генерала Проспера Сибуста, моего земляка, который долгое время был первым адъютантом генерала Моссены и пал на поле чести в 1813 году при переправе через Бобер. Проспер имел в 18 лет тот счастливый аппетит, которым природа дает знать, что она намерена из юноши сделать мужчину. Однажды зашел он в кухню трактирщика Жанена. В это время сняли с вертела чудного, великолепно зажаренного индюка, запах которого даже святого ввел бы в искушенье. Старики были сыты и мало обращали на него внимания, но аппетит юного Проспера был сильно возбужден; у него потекли слюнки, и он воскликнул: «Я только что встал из-за стола, но держу пари, что один съем этого жирного индюка!» «Если вы съедите его всего, я плачу за него, – ответил Бувье дю Буше, толстый арендатор, – но если не сладите с ним, то платите вы, а я доедаю остальное!» Пари было принято. Юный артист отрезал одно крыло, проглотил его в два приема и поковырял в зубах; обглодав шею птицы, как бы в антракте, выпил стакан вина. Затем он принялся за ногу, хладнокровно съел ее и запил двумя стаканами вина, чтобы очистить дорогу для остального. Второе крыло последовало тем же путем. Несчастный арендатор вскричал отчаянным голосом: «Остановитесь, теперь я ясно вижу, что проиграл! Господин Сибуст, так как мне приходится еще платить, оставьте мне хоть кусочек!» Проспер был таким же добрым юношей, как впоследствии был хорошим солдатом; он уважил просьбу противника, который получил на свою долю туловище индюка и с удовольствием заплатил за весь пир. Генерал Сибуст любил рассказывать это геройское деяние своей юности. Он утверждал, что только из вежливости допустил к пиру арендатора, и уверял, что чувствовал в себе полную силу выиграть пари и без этой помощи. Аппетит, который у него остался в 40 лет, не допускал никакого сомнения в его словах. Ансельм Брилья-Саварен. «Физиология вкуса»